dukeofbujumbura (dukeofbujumbura) wrote,
dukeofbujumbura
dukeofbujumbura

Category:

Про курдов

Между персами, арабами и турками разбросан народ, который время от времени выходит на передовую мировых новостей, но чаще выступает на их периферии. Курды – нация воинов, вечно в борьбе, однако, по иронии судьбы, в основном о них помнят, как о жертвах. Враги курдов с лихвой платят свою виру на полях сражений, но это обычно уходит от наших глаз. И вдруг ситуация развернулась: победы народа, давшего Востоку Саладина, стали внезапно занимать не меньше места на информационном поле, чем его невзгоды и преследования. Почему? Попробуем найти ответ.

Для государств Ближнего Востока после Мировых Войн курды - это скелет в шкафу – о них предпочитают не вспоминать, как о нелюбимом родственнике. Для националистической Турции они стали «горными турками», в Сирии и Ираке их заставляли определять себя, как арабов, или же вовсе лишали гражданства. Большего всего успехов в ассимиляционной политике было у Ирана – в силу родства персов и курдов. Курды стали одной из главных причин проблем с переписями в регионе – их вовсе нет или же они крайне ненадежны, вот насколько никто не желает признавать их существования.

Причина подобной оруэлловщины – упоминаемая мной в прошлой статье недальновидность колонизаторов, деливших труп неубитой Порты. С чистой совестью британцы планировали создать курдское государство на турецкой территории – но так вышло, что Ататюрк оказался слишком силен, так что проект свернули. Курдам Сирии и Ирака не светило государства и в теории – эти земли французы с англичанами определили себе в мандаты.

Таким образом, дав как арабам, так и курдам поиграться с национальным самоопределением, Запад отнял у них блестящую игрушку, обманув их надежды. Но тут мы наталкиваемся на одну большую разницу: нельзя сказать, что положение арабов ухудшилось. Да, никто не собирался давать им независимых государств и уж тем более – реализовать панарабистские проекты, но псевдогосударства под иностранной протекцией все же лучше чем ничего. Курдов же перемены буквально сбросили с небес на землю.

Нужно понять, что курды, если не считать езидов, о которых мы поговорим позже, не особенно страдали от притеснений. С самых стародавних времен полукочевые курды жили в независимом соседстве с окрестными народами. Они признавали господство меняющихся в привычной восточной чехарде султанов, эмиров, халифов и шейхов, а те взамен давали им свободу, которой не было у самых знатных господ на Востоке.

От Кавказа до Сирии были рассыпаны десятки курдских княжеств, живших в полной гармонии с шиитскими, суннитскими и христианскими правителями. Вы не увидите их на картах того времени, потому что курдов не особо заботил формальный суверенитет. Даже в правление младотурков Османы не решились трогать их, поддерживая, напротив, союз.


Так или иначе, вплоть до первой мировой, курды были привилегированным народом, не привыкшим кланяться тому, кто называл себя их господином. Более того, они были народом традиционным и консервативным – большую роль у них играли суфийские шейхи, монахи-мистики от ислама.

Но с падением Порты началась новая эпоха. В османские времена само слово «турк» считалось оскорбительным – синонимом слова «мужлан» или «деревенщина». Но в 20 веке Турция бросилась искать свою идентичность, и прежнее соседство с курдами становилось невозможным.

Схожие националистические процессы происходили и в Иране, и, как я неоднократно говорил, в арабских странах. Странная терпимость старого Востока уходила в прошлое: в создающихся на ходу национальных государствах народ, живущий будто в параллельной реальности, становился неуместен.

Нельзя забывать и об экономике. Особость политическая и культурная подчеркивалась кочевым образом жизни курдов. Национализм тогда был европейской идеологией, идеологией модернизации, а значит, с кочевничеством нужно было покончить. Принуждение к оседлому образу жизни, конфискации земли и депортации последовали сразу за Первой Мировой. Если загон в арабские и турецкие школы и отказ в признании были ассимиляцией культурной, то это была ассимиляция экономическая, не менее важная.

В начале 20ых годов Курдистан взорвался бесконечной чередой восстаний: только в Турции их было не меньше 17. В нарочито светской кемалистской Турции восстание курдского шейха Саида шло под исламистскими лозунгами; под схожими знаменами шел и шейх Махмуд Барсанджи в Ираке. Ему, кстати сказать, помогало еще тогда семейство Барзани, тоже представители традиционной элиты, терявшей в новой реальности земли и привилегии.

20-30ые годы были бурными для всех частей Курдистана, но середина 20 века знаменуется относительным успокоением. Почему же?

Как я уже говорил, у ассимиляции было два аспекта: экономический и культурный. К 40-50ым в целом было покончено с кочевником, а значит и с источником власти традиционной элиты. Более того, обучение в турецких школах и вузах имело и свои плюсы: курдский народ получил свою образованную интеллигенцию, которая сама прониклась современными идеями и больше не доверяла старым курдским шейхам. Учитывая, что именно они составляли ядро сопротивления, это привело к упадку последнего.

Но настороженность не спадала, конфликты не прекращались, вспыхнув в Турции ярче прежнего в 80ые, в Ираке и Иране – в 60-70ые. Из-за чего?

Тут есть две причины: одна самая очевидная, другая более долгосрочного характера, вышедшая на свет уже в наши дни.

Первое – несмотря на все модернизационные прелести ассимиляции, никто не хотел видеть курдов современным народом, все мечтали об их растворении в турецкой или арабской массе – зависело от местности. Развитию курдских территорий, только ушедших от кочевничества, не уделяли достаточно внимания ни турки, ни персы, ни арабы, что, вкупе с дискриминацией и последствиями смены образа жизни, способствовало их чрезвычайной бедности. Запрет на курдский язык лишь подогревал прежние и нынешние обиды. Да, больше не было старых шейхов, но их место занимала вооруженная модернистскими идеями интеллигенция.

По ветру перемен первыми пошел Махмуд Барзани, ранее упомянутый представитель традиционных курдских элит и большой друг Советского Союза. Созданная им иракская пешмерга стояли на позициях светского национализма, в отличие от тех шейхов Саида и Барзанджи. Еще важнее – Рабочая Партия Курдистана Абдуллы Оджалана, изначально – марксистская, но сейчас стоящая на позициях, которые российскому читателю стоит объяснить как анархический социализм. И РПК, и Пешмерга продвигали неожиданные для Ближнего Востока идеи феминизма и гендерного равенства, были подчеркнуто секулярны, если не атеистичны.

Но это все поверхностное: неужели консервативный мусульманский курдский народ последовал за светскими феминистами только из-за этого? На мой взгляд, есть причина и глубже: забавная идеологическая рокировка на Ближнем Востоке. Если прежде это были модернистские окрестные народы против традиционалистов курдов, то теперь картина становится прямо противоположной.

Как я уже писал в прошлой статье, светский арабский национализм потерпел поражение в Шестидневной войне, и на смену ему стал постепенно приходить исламизм. Прежнее давление не ушло, но стало еще сильнее: ведь если все мы мусульмане, то и об особой курдской идентичности нужно забыть. Курды предпочли девушек в мундирах с автоматами девушкам в парандже и с взрывчаткой в основном потому, что первые защищают Курдистан, а вторые хотят растворить.

О Роджаве, Сирийском Курдистане, я говорил мало по понятным причинам: она была, во многом, периферией курдской национальной борьбы. Но сейчас с периферии она ушла на передовую: Исламское государство, как апофеоз исламизма, обрушилось на Роджаву, но к своему удивлению, было отброшено назад. Как и пешмерга, роджавские отделения РПК оказались единственными боеспособными противниками исламизма, но если пешмерга известны своей умеренностью, то уж сторонников Оджалана в этом не упрекнуть. Их стараниями посреди исламистского океана вырос островок социалистических общин с большим акцентом на равенстве полов. Зрелище небывалое для нынешнего Ближнего Востока, и именно потому – столь интересное европейцу
Tags: Ближний восток, арабы, история, политика, статьи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment